Советы психолога. Ашрамы

Советы психолога. Ашрамы

Когда человек женат, то его психика более устойчива, он более разумен и спокойнее чем холостой, так как часть его половой энергии оттянута на семью: жену и детей. Он, видя красивую девушку, может устоять от соблазна, особенно если знает, чем и как опасна привязанность. Красота другого человека работает как приманка судьбы. Красота нужна, ч...

Когда человек женат, то его психика более устойчива, он более разумен и спокойнее чем холостой, так как часть его половой энергии оттянута на семью: жену и детей. Он, видя красивую девушку, может устоять от соблазна, особенно если знает, чем и как опасна привязанность.
Красота другого человека работает как приманка судьбы. Красота нужна, чтобы человек мог жениться, но потом дальше он уже строит семью на основе более глубоких внутренних качествах. Они не могут развиться на порочной основе.
Глубина чувств даётся с целью, чтобы дети росли в нормальной обстановке. Родители для детей как домик и если нет одного родителя, то это похоже на крышу с одной прикрывающей половинкой, а с той, где нет крыши, на ребёнка сыплется дождь, снег, невзгоды. Из такого ребёнка вырастает человек с неустойчивой психикой.

По Божественным законам, как говорят Веды, есть четыре ашрама.

По первому ашраму (закону ученичества) – мальчики и девочки должны учиться в разных школах. Например, девочки в женской гимназии мальчики в мужской, чтобы половые энергии не мешали процессу обучения. Межполовые взаимоотношения в раннем возрасте очень сильно раскачивают психику человека и не дают ему возможность спокойно развиваться. Девочки и мальчики могут встречаться, допустим вечером, но не во время обучения.

Второй ашрам семейный для гармоничного устройства семейных отношений. Женщина даёт счастье мужчине, если они ведут себя правильно, если неправильно, то отрабатывают карму.

Третий ашрам – отречённая жизнь. Если человек не хочет жить в семье, то должен идти в монастырь, там он не будет одинок и, работая над собой вместе с другими монахами, принесёт пользу обществу.

Четвёртый ашрам – саньяса. Там человек никому не принадлежит кроме Бога. Это трудно достижимое состояние для обычных людей.

Человек говорит: а я хочу жить один и не хочу быть монахом, просто жить. Хорошо пробуй, но результат может быть плачевным, так как у него нет защиты от соблазнов.

Жизнь предназначена для развития, а не только для одних развлечений, наслаждений. Если человек всё же оказался одиноким, то ему надо найти духовного наставника или людей с которыми он вместе будет развиваться.
В лондонском дворце, в горном шале и тысячеметровом доме на Николиной горе холодно и мрачно; комнат много, а не уснешь, детей филиппинские няньки водят, по дому в трусах не погуляешь.
Толпа обслуги из посторонних людей мелькает – пукнуть невозможно, жена волком смотрит, следит, а сама в очередь спит с водителем и тренером по йоге.
Любовница заколебала – дрянь малолетняя, толку с нее немного, а все дай-дай, сам мучаешься, кого любит она: тебя, плешивого, или кошелек твой – ее эрогенная зона.
Деньги твои далеко – в офшорах, в бумагах, то ли есть они, то ли дикий ковбой Доу-Джонс унес их, скрывшись в песчаной буре, вчера ты был на коне и стоил восемь, а сегодня ты улетел и карты твои заблокированы, и нечем заплатить за сено в личной конюшне...
И оказывается, что платить надо, кругом сплошной марджин-колл по всем направлениям, и сидишь ты на кухне для прислуги и сам варишь себе сосиски, такие вкусные с кетчупом, и пьешь пиво «Очаково», как когда-то в общаге на Лесной, и смотришь по маленькому «Шилялису», как рухнули последние твои бумаги на бирже азиатского дракона.
Мне могут сказать, что это зависть и злорадство, классовая ненависть и прочее.
Но это совсем не так. Как же хорошо спится в двушке в Митино после зарплаты, ты едешь в метро и гладишь через карман свои законные 25 тысяч рублей, и это – только аванс, а завтра ты сам, на своем поношенном «пассате», поедешь за сто километров по горьковской дороге на свою «фазенду» и будешь лежать все выходные.
И сам топить баню и жарить мясо сам, не хуже, чем стейки в «Гудмане», а потом – на великах с детьми на озеро, и ни одна тварь не помешает тебе выйти без трусов ночью на твои шесть соток и справить нужду, глядя на луну под зуд комаров и шелест сверчков.
За все надо платить.