Танцевальная терапия. Стадии раскрытия

Танцевальная терапия. Стадии раскрытия

Первая улыбка: узнавание Другого (приблизительно второй месяц) В процессе движения часто возникает особая улыбка, которая напоминает младенческое узнавание "другого". Когда движение подходит к концу, за ним почти всегда следует состояние внутренней внимательности, периодом естественного сдерживания себя (self-containment), схожим с...

Первая улыбка: узнавание Другого (приблизительно второй месяц)
В процессе движения часто возникает особая улыбка, которая напоминает младенческое узнавание "другого". Когда движение подходит к концу, за ним почти всегда следует состояние внутренней внимательности, периодом естественного сдерживания себя (self-containment), схожим с уроборическим качеством. Потом, по мере того, как движущийся совершает переход к обыденному сознанию, он/а как будто просыпается, пробуждается. Когда глаза движущегося открываются, он/а обычно начинают озирать комнату в поисках аналитика. Когда лицо аналитика найдено, возникает чувство взаимного узнавания, и, чаще всего, улыбка узнавания. Движущийся мог только что пережить болезненные эмоции, его лицо все еще может быть мокрым от слез, но когда он или она постепенно возвращается в обычный мир и осматривает комнату в поисках лица аналитика, происходит встреча и ясная улыбка. Даже когда терапевтические отношения - это прежде всего отношения двух взрослых, совершенно спонтанная улыбка, по сути, - это улыбка младенца, когда он впервые сознательно узнает теперь уже знакомое лицо матери или другого заботящегося взрослого.

Льюис Стюарт (1984) пишет о первой улыбке младенца:

Каковы первые знаки любви младенца или ребенка? Наш западное представление о детстве было таково, что мать должна страдать, и ребенок приходит в мир с плачем. Все это в недавнем времени обсуждалось, и находятся те, кто говорит о младенцах, входящих в мир с улыбкой на лице, и о матерях, которые бодры и готовы улыбнуться в ответ непосредственно после родов. Мы так мало знаем о том, каков может быть возможный потенциал развития любви в ребенке. Однако, сегодня мы можем наблюдать, что взаимная улыбка узнавания между матерью и ребенком возникает только через несколько недель после рождения. До этого ребенок улыбается в результате определенных условий - насыщения, полудремы, но с неподвижным, затуманенным взглядом. Потом наступает момент, иногда к концу первого месяца, когда младенец, бодрствующий и с ясным взором, улыбается, несомненно, в ответ на приятное узнавание знакомых звуков и лица матери. Вскоре, через несколько дней или недель, появляется первый радостный младенческий смех (с. 1).

Первый смех: узнавание себя (приблизительно три месяца)

Время от времени, обычно в середине процесса аутентичного движения, движущийся смеется. Существует много видов смеха. Один из них выражает чистую радость изобилия телесного движения, и/или иногда возникает особый образ - и это смех само-узнавания (Stewart & Stewart, 1981). Пиаже описывает такой смех:

Легко вспомнить, как Лоран в 0:2 (21) усвоил привычку закидывать голову назад, чтобы смотреть на знакомые вещи с нового ракурса. В 0:2 (23 или 24) он повторял это движение со все возрастающей радостью, и все снижающимся интересом к внешнему результату: он приводил голову в вертикальное положение и затем снова закидывал ее назад, громко смеясь (Piaget, 1962, c. 91).

Чарльз Стюарт проводит аналогию между первым смехом младенца и схожим моментом в анализе взрослого, о котором писал Д.В.Винникотт. Пациентом Винникотта был шизоидно-депрессивный мужчина, который мог участвовать в серьезной беседе, но не имел ни малейших проявлений спонтанности. Он очень редко смеялся, если смеялся вообще. В середине одной из аналитических сессий пациент вообразил себя, делающим кувырок назад, это движение сходно с тем, которое делал Лоран, когда закидывал голову назад и хохотал. Винникотт пишет об этом пациенте:

В важных, но редких случаях он становится отчужденным; во время этих моментов ухода в себя, происходят вещи, о которых он иногда способен рассказать… Первое из таких событий (фантазия, которую он был способен зафиксировать и пересказать) произошло на кушетке в кратковременном состоянии такого ухода в себя. Он неожиданно свернулся и перекатился через спину на кушетке. Это было первым непосредственным проявления его спонтанного "я" в анализе (с. 256).

Джоан Блэкмер пишет о сновидении, в котором два маленьких шустрых акробата, крутят кульбиты. Среди своих амплификаций она описывает их качество трикстера: "Они определенно трансформеры… Кульбит, собственно - движущийся круг, есть мандала, символ самости, которая вызывает изменения посредством человеческого движения. Психологически это представляет изменение в установках" (Blackmer, 1982, с. 8).
Элиаде (1963) писал: "Жизнь невозможно подправить, ее можно только заново воссоздать" (с. 30). В анализе активное воображение является таким воссоздающим процессом, танец и движения - это одна из его форм