Сундучок мудрости: Как язык влияет на наше здоровье и благосостояние

Сундучок мудрости

:

Как язык влияет на наше здоровье и благосостояние

Исследование международной команды ученых показывает, что язык влияет на то, как мы думаем о будущем и планируем его.

Может ли язык, на котором мы говорим, определять то, насколько счастливыми и здоровыми мы будем? Новое исследование Кита Чена положительно отвечает на этот вопрос. Структура языка влияет на наши суждения и решения, которые мы принимаем относительно нашего будущего, и последствия такого влияния могут быть весьма долгосрочными.

Множество исследований посвящено тому, как мы представляем свое будущее. Например, исследования показали, что способность противостоять искушению у детей является предиктором их успеха в будущем. Четырехлетним детям давали конфету и говорили, что если они не съедят ее до возвращения экспериментатора, они получат еще одну. Затем экспериментатор выходил из комнаты и через некоторое время возвращался. Когда эти дети выросли, оказалось, что те, кто смог дождаться экспериментатора и не съесть конфету сразу, стали более успешными в жизни.

Зачастую единственным способом достичь результатов, которые важны для нас, является сопротивление сиюминутным порывам. Например, девушка хочет иметь стройную фигуру, но в то же время она хочет съесть вкусный кусочек торта. У некоторых сопротивляться соблазнам получается лучше, чем у других. Они имеют больше шансов сохранить здоровье и быть более успешными в жизни.

Последнее исследование Чена позволяет предположить, что такой неожиданный фактор как язык существенно влияет на наши поступки, ориентированные на будущее. В одних языках настоящее и будущее время четко разделены морфологически. В других такого явного разделения нет. Чен предположил, что те, кто говорит на последних, лучше подготовлены к событиям в будущем, причем они больше внимания уделяют своему здоровью и благосостоянию. Способ рассуждения и операционализации своего будущего похож на способ рассуждения о настоящем. В результате будущее не кажется носителям таких языков слишком удаленным и, следовательно, им проще действовать в настоящем сообразно целям в будущем.

Английский, корейский, русский входят в число тех языков, носители которых говорят о будущем, четко отделяя его от настоящего. Мы обязательно ставим глаголы в форму будущего времени, говоря, например, «я буду делать» или «I will do». Напротив, в китайском, японском и немецком маркеры будущего времени не являются обязательными, и о будущем часто говорят, используя те же формы, что и для настоящего времени. Точное значение фразы можно обычно понять из контекста. Для немцев, японцев и китайцев, таким образом, будущее должно быть ближе, чем для русских, корейцев и англичан. Из этого следует, что сопротивление сиюминутным желаниям легче дается китайцам, чем англичанам.

Чен проверил эту гипотезу, проанализировав данные, собранные в 76 развитых и развивающихся странах, разделив их на две группы по критерию особенностей языка. Данные включали решения, которые люди принимают относительно вложений или траты денег в течение года, язык, на котором они говорят дома, а также демографические и культурно-социальные факторы, например, являются ли денежные сбережения важной культурной ценностью для человека. Кроме того, анализировалась информация о полезных и вредных привычках, таких как курение или регулярные занятия спортом, и самочувствии в пожилом возрасте. Учитывалась и информация о ВВП страны, ее демографические показатели и доля населения, чей родной язык отличается от официального.

Доля заработка, которую люди откладывают на долгосрочную перспективу, обусловлена такими факторами как доход, уровень образования, принадлежность к той или иной конфессии, законодательная система государства, а также культурные ценности. С учетом всех этих факторов проводилась оценка влияния языка на объем сбережений. Оказалось, что говорящие на английском, русском и других языках с обязательными маркерами будущего времени создают сбережения на будущее с вероятностью на 30% меньше, чем говорящие на языках, не дифференцирующих будущее и настоящее. Такое же влияние на сбережения оказывает безработица – уменьшает сбережения на 30%.

Носители языков второго типа чаще откладывают деньги на достойную старость, меньше курят, больше занимаются спортом и в целом являются более здоровыми в пожилом возрасте. Даже доходная часть бюджета стран с такими языками оказывается значительно больше.

Более традиционные факторы для объяснения экономического поведения людей включают диспозициональные, ситуационные, мотивационные и культурные особенности. Диспозициональные, к примеру, изучались в эксперименте с конфетами. Ситуационными факторами может быть даже расположение продуктов в кафе или на полках магазина. Среди исследований мотивационных факторов – например, то, в котором было показано: если сначала отдать небольшие суммы долгов, то в дальнейшем повысится потребность и желание как можно быстрее расплатиться по всем долгам. В исследованиях культурных факторов было показано, что американцы тратят больше, чем им необходимо, потому что подражают богатым и знаменитым людям.

Исследование Чена позволяет предположить, что мы, вероятно, должны больше обращать внимание на разговоры о будущем и той лексике и формах слов, которые используем при этом. Также проведенное исследование возвращает нас к давно обсуждаемой проблеме соотношения языка и сознания, обсуждавшейся еще де Соссюром и Виттгенштейном в начале XX века, а позднее – Стивеном Пинкером. Окончательного решения она так и не получила.

На уровне практического применения результаты исследования могут способствовать тому, чтобы люди действовали в соответствии со своими долгосрочными интересами, а не с сиюминутными порывами.

Литература:

M. Keith Chen. The Effect of Language on Economic Behavior: Evidence from Savings Rates, Health Behaviors, and Retirement Assets // American Economic Review, 2013.