Детская психология: Школьные битвы. Н. Юргина

Детская психология

:

Школьные битвы. Н. Юргина

Примеры подобных ситуаций, я полагаю, можно найти во многих семьях с детьми-школьниками, во многих полузабытых родительских воспоминаниях. Эта проблема вечная, и не видно ей конца. Стремительно развивается прогресс, марсоходы бродят по всей вселенной – а учителя по-прежнему методично ломают указки о головы нерадивых учеников, и не выходят из школьной моды выражения: «стадо баранов», «класс идиотов»,  и… ой, даже и не хочется вдаваться в эту вереницу красноречия и словотворчества.

Поработав в школе в роли психолога и в роли учителя одновременно, я только укрепилась в своей позиции относительно этой проблемы. И я не перестаю поражаться противоестественности подобной ситуации.  

Конфликт между педагогом и учеником – это парадокс изначально.

Уточню, что под школьными  конфликтами я, в первую очередь, подразумеваю психологические, и даже физические  нападки на детей со стороны взрослых участников школьной жизни. В частности, я достаточно часто сталкивалась с ситуациями, когда учитель и ученик вступали в драку, выливая друг на друга ушат нецензурной брани и болезненных оскорблений. При этом возраст ученика вовсе не обязательно ограничен подростковыми рамками. Дерутся трогательные первоклашки, дерутся длиннокосые третьеклассницы. С учителями физкультуры дерутся, и с учителями литературы дерутся. И обзывают друг друга, не скупясь на  крепкое словцо.

Только вот, бой-то неравный.

С одной стороны, мы имеем незрелую психику ребенка, несформировавшуюся детскую личность, которая не обладает ни мудростью взрослого человека, ни отработанными стереотипами поведения, ни навыками самоконтроля, ни многогранностью мышления, позволяющего рассмотреть конфликт с разных сторон и придти к устраивающему обе стороны компромиссу. Ребенок, как это ни странно покажется взрослым, не обладает  развитой в достаточной мере дальновидностью, помогающей прогнозировать дальнейшее развитие событий, анализировать возможные варианты формирования межличностных отношений. Ребенок – это просто ребенок. Со своей спонтанностью, импульсивностью, открытостью – со всем тем, что взрослые так усердно, годами разменивают на непробиваемые слои защитных механизмов, рамок, масок, ролей, принципов и  стереотипов. 

С другой стороны,  на нас строго взирает сформировавшийся взрослый, взявший на себя ответственность не только учить, но и воспитывать подрастающее поколение. Это человек, который по долгу службы обязан обладать зрелой, но гибкой личностью, быть эффективным коммуникатором, способным увлечь и расположить к себе ребенка с любыми индивидуально-типологическими особенностями, человек, которому необходимо обладать в первую очередь такими качествами, как терпение, великодушие и эмпатия.

Учитель не только учит постигать предмет, который он преподает. Он учит ребенка уважению, как к другим, так и к себе. Учитель учит милосердию, принятию порой странных, порой удивительных и достойных восхищения  особенностей окружающих людей и окружающего мира.  Учитель – это пример и эталон. Учитель не может быть по другую сторону баррикад, учитель и ученик  должны быть только «вместе». Для учителя не должно существовать «я» и «они». Эффективность школьного процесса возможна только с установкой  -  «мы».

Взрослый не должен и не может на равных конфликтовать с ребенком. Не может выяснять отношения с ребенком. Это в первую очередь неуважение взрослого к самому себе.

В любом конфликте детей и взрослых ответственность лежит на взрослых – значит, не научили, не подсказали, не сумели справиться с ситуацией, не смогли найти подход именно к этому ребенку и снискать его любовь, уважение и заинтересованность как предметом, так общением с самим учителем.

 Ребенок, встречающий агрессию и унижение, учится агрессии и унижению. Насилие, как физическое, так и вербальное,  не может быть ни двигателем учебного прогресса, ни оправданием авторитарных  действий взрослого.

Известно, что излишняя властность педагогов способствует развитию неадекватной самооценки и развитию неврозов у школьников. Такая властность, как правило, является следствием профессиональной деформации учителей.

Эмоциональные и информационные перегрузки, сопутствующие преподавательской деятельности, нередко ведут  к возрастанию раздражительности. В свою очередь это порождает нетерпеливое и неуважительное отношение к ученикам, а также усталость от собственной  деятельности.  Возникает замкнутый круг – раздражение с работы приходит в дом, и, усиливаясь, бумерангом возвращается в школу.

И если взрослый не может контролировать свое эмоциональное состояние, это проблема взрослого. Он может найти множество путей разрешения этой ситуации – от ухода в отпуск до посещения профессионального психотерапевта. Но ни в коем случае нельзя позволять себе вымещать свое недовольство на тех, кто ждет от тебя одобрения, поддержки, мудрости и ответов на все свои бесконечные «Почему?».

Конечно, справедливости ради стоит отметить, что далеко не все учителя подходят под описываемую категорию. Есть множество талантливых, удивительно терпеливых преподавателей, одаренных, светящихся любовью к детям и к своему Делу. Работающих за копейки и со страстной самоотдачей. Эти учителя на всю жизнь остаются в памяти благодарных учеников. Спасибо этим людям и низкий до земли  поклон.

Просто эта статья была не про них.

Берегите себя, берегите  тех кто рядом, и пусть на Вашем поле всходят сильные, гибкие, жизневлюбленные побеги, и никогда  не будет войны.